Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сокрытое в бирюзе: Чёрное и Белое. Глава 1. Бирюза и сапфиры

Передо мной зеркало. Оно встроено в дверцу большого шкафа-купе и отражает в себе всю комнату от пола до потолка: кровать у окна с пёстрым покрывалом, низкую тумбочку, комод с разбросанной по его крышке косметикой, два разномастных кресла-мешка… И меня.
Я внимательно вглядываюсь в своё лицо, которое за свои семнадцать лет жизни видела, кажется, уже миллионы раз. Привычная бледная кожа, резкие скулы, вполне обычные губы – не совсем пухлые, но и не узкие, курносый нос, брови вразлёт, а под ними – глаза, широко распахнутые в немой растерянности. Я всегда гордилась своими глазами, остававшимися выразительными даже когда по утрам я забивала на макияж. Всё дело было в их цвете: ярко-голубые, а точнее… бирюзовые, с изумрудным контуром по краю радужки. Раньше я просто верила в свою удачу. Но, проснувшись сегодня утром, поняла, что удача тут совершенно не при чём. Вернее, вспомнила, что она не при чём.
Я коснулась прохладной поверхности зеркала кончиками пальцев, а потом не выдержала и прислонилась к нему лбом. Голова просто раскалывалась на две половины. Воспоминания всё ещё вспыхивали в памяти, появляясь сами по себе будто из ниоткуда.
Я так и смотрела в глаза своему отражению, а тело начинала бить мелкая дрожь. Думать получалось с большим трудом.
В конечном итоге я очутилась на коленях, впиваясь пальцами в толстый ворс ковра, что покрывал значительную часть деревянного пола.
«Моё имя Роза Гроук», - шептал чужой голос у меня в голове. Голос, что принадлежал мне раньше. «Твоё имя Роза Гроук…»
Роза!
Длинные бронзовые волосы извиваются у лица, словно огненные змеи, они льнут к загорелой коже, покрытой ссадинами и уже затянувшимися старыми шрамами. Её тело облачено в белоснежную боевую форму, запятнанную вязкой чёрной субстанцией и покрытую слоем бурой пыли, в руках светится золотое копьё. Это Роза Гроук – элементёр четырёх стихий. Она - иллюзия. Её никогда на самом деле не существовало.
Загорелая кожа бледнеет, на руках девушки вырастают голубые когти, бронзовые волосы становятся чёрными, с тонкими синими прядями, а зрачок расползается на всё глазное яблоко. Существо широко улыбается, показывая клыки на месте человеческих зубов. «Твоё имя Роза Фрост».
Я отшатнулась от зеркала, отползая в центр комнаты.
Это ошибка. Вся моя прошлая жизнь – большая ошибка. И всё потому, что элементари выбрали не ту девушку. Спирит была Селена. И это я убила её.
Грудь пронзил мощный кашель, я оперлась на руки, чувствуя, как лёгкие вспыхивают с каждым приступом удушья, но оторваться от своего отражения в зеркале так и не смогла. Из последних сил я цеплялась за эту девушку, сидящую напротив. Её зовут Элисса Холл. Ребёнок, выросший в семье географа и медсестры. Элисса с десяти лет занималась в художественной студии, что после окончания школы стало хорошим подспорьем для поступления в Бостонский колледж искусств, где она и проходила сейчас первый год своего обучения на иллюстратора. Ли много читает, любит музыку. Она нормальная девушка. И мир кругом нормальный.
На дворе две тысячи шестнадцатый год, май почти кончился, совсем скоро наступит лето, а вместе с ним и летние каникулы – небольшая передышка и шанс наконец-то вернуться домой в Гринсборо.
У Розы жизнь была другая, окрашенная красным цветом смерти, выжженной солнцем земли и свежей крови. Но теперь… в тот миг, когда утром мои глаза открылись, две жизни – Розы и Элиссы – смешались в одну. «Ох, как же болит голова!»
Не без усилий я поднялась на ноги и, пошатываясь, добралась до подоконника, заставленного комнатными розами в потрескавшихся керамических горшках. Я жила в небольшой квартире старого района, неподалёку от кампуса. Раньше она принадлежала моей бабушке, которая бо́льшую часть своей жизни проработала в университете, читая лекции по естествознанию, но не так давно она умерла, так что квартира перешла моим родителям, а теперь мне.
За окном ярко светило солнце, прохожие спешили куда-то по своим делам, несмотря на то, что сегодня было воскресенье. Но вместе с этой картиной мне виделась и другая: пустынные улицы с брошенными по обочинам проржавевшими автомобилями, руины небоскрёбов, песок, постепенно съедающий улицы, звенящие сводящей с ума гробовой тишиной… Та реальность шла параллельно с этой, но видна она была только мне и только теперь, когда настало время вспомнить своё прошлое. На мгновение отчаянная радость вынудила меня нервно рассмеяться. Конца Света больше нет… его и не было никогда! Ему просто не позволили случиться! Все люди живы, и планета не трещит по швам. У меня настоящая жизнь, у меня есть семья, подруги, обычные человеческие проблемы… По-настоящему я волнуюсь лишь о том, как пройдут предстоящие экзамены, а не прячусь в каких-то развалинах, не опасаюсь, что сегодня всё же умру. Кажется, это утро стало серьёзным испытанием для моей нервной системы. Все живы… живы, но… как же так?
Рука сама поднялась и накрыла место в центре груди. Отголоски той боли, что я чувствовала на последних секундах своей прошлой жизни, запульсировали под пальцами. Айрис пронзила нас с Селеной копьём элементёра, убила обеих, одновременно. И… время пошло вспять. Как вообще это было возможно? Могли ли целых двадцать лет в один миг исчезнуть, а события запуститься с точки, являющейся границей между жизнями фроста и Спирит, моей жизнью и жизнью Селены вместе со всеми чудовищами и элементарями? Значило ли это, что все умершие воины стихий снова живы? Значило ли это, что Спирит тоже жива… что Селена жива? И помнит ли она меня?
Воскресенье… как хорошо, что сегодня воскресенье – вряд ли я сейчас готова к тому, чтобы встретиться со своим настоящим, о прошлом я вообще молчу.
Немного отойдя, я заставила себя принять душ и, разогрев остатки вчерашнего ужина, расположилась на широком подоконнике своей кухни, где обычно любила завтракать, наблюдая за тем, что происходит на улице. Рядом была площадка пожарной лестницы, но та была довольно старой, и выбираться на неё я никогда не рисковала… однако, сейчас, кинув на неё случайный взгляд, я ощутила острое желание распахнуть окно и испытать хлипкую конструкцию на прочность. Роза… Это точно она нашёптывала мне на ухо, из-за позабытой страсти к высоте та часто огребала проблем. И, кажется, ко мне возвращались не только воспоминания, но и … всё… всё остальное тоже.
«Кто же я теперь?»
Телефон рядом со мной издал сигнал пришедшего сообщения, я разблокировала экран, чтобы прочитать письмо.
Эбигейл, моя сокурсница, хотела узнать, идём ли мы сегодня в парк на студенческий пикник. Чёрт. Я забыла об этом. Сегодня явно не до неё, но отказывать мне не хотелось, я не любила расстраивать Эби, она действительно была замечательной, и я очень ценила нашу дружбу. Поэтому на пикник пойти придётся.
Набирая ответное сообщение, я, наконец, откусила от своего сэндвича немного и, вяло прожевав, проглотила. Но вдруг еда резко встала у меня в горле. Я снова закашлялась и, соскользнув с подоконника, упёрлась коленями в пол. От вида остатков моего несостоявшегося завтрака, разбросанных по кафелю, замутило. Неужели мясо испортилось? Хотя чему удивляться, если я покупала его со скидкой. Стоит сходить в супермаркет, иначе есть завтра мне будет нечего.
На улице ярко светило солнце, стояла невыносимая жара, но я упрямо шагала по улицам, вцепившись в лямки рюкзака, что висел за спиной. Обычно, гуляя по городу, я слушала музыку в наушниках, но сегодня для этого слишком велик был уровень тревоги. Как много людей… почему раньше я не замечала, как много в этом городе людей? И весь этот шум… Будто мир намеренно кричит мне о том, что он живой. Снова живой! Захотелось рассмеяться, но мышцы в горле лишь беспомощно сжались в судороге, и я закашлялась. Опять, чёрт меня дери. Несколько человек, идущих впереди, обернулись на звук. На одном из них я, неожиданно для себя самой, задержала своё внимание. Я оглядела его: длинная худощавая фигура, облачённая в тёмную одежду из плотной ткани, светлые волосы, доходящие до широких резких скул, а глаза… человек отвернулся обратно и стремительно скрылся в толпе. Мой рок приоткрылся, а руки беспомощно протянулись вслед за ним. Всего на секунду мне показалось… мне показалось…
Должно быть, просто очередное помутнение, не стоит зацикливаться на подобном, иначе скоро я сойду с ума.
Не чувствуя на душе особого энтузиазма, я бродила между продуктовых рядов, размышляя, что же купить. Ничего не хотелось, кроме как быстрее покинуть магазин и снова оказаться в своей квартире. Одной, в безопасности.
В конце концов, домой я вернулась с бутылкой колы и пакетом маршмеллоу, которые Эбигейл просила меня купить для костра. Ничего, студенческая столовая спасёт меня, если завтра я проголодаюсь.
Поставив покупки на обеденный стол, я зашла в свою комнату и как по команде снова приблизилась к зеркалу. Это уже превращалось в навязчивую идею – я всё пыталась найти в себе начало изменений, которые могли бы свидетельствовать о том, что вместе с воспоминаниями во мне проснулся монстр. Взгляд искал что угодно, малейшие детали, которых не было раньше, но ничего, к счастью, не мог найти. Зато в отражении комнаты на глаза мне попался лежащий на столе блокнот для рисования, который я обычно использовала для небольших быстрых набросков. В голову пришла одна мысль.
Я открыла блокнот на чистой странице и взяла в руку карандаш. Нужно было разобраться, упорядочить и сопоставить события двух моих жизней. В столбик я принялась писать имена:
Аллан Лайт,
Сандра Фэй,
Айрис Сайленс,
Мариса Блум,
Дерек Флэйм,
Селена Скай.
Подумав немного, после Селены я отдельно выписала: «Спирит», а затем решилась добавить ещё одно имя. Рука дрогнула, отказываясь писать его, но всё же скоро на желтоватом листе бумаги в самом низу корявым подчерком было написано: «Кай».
Я потеряла их всех, всех, кто был теперь запечатлён на бумаге. И теперь, глядя на их имена, я чувствовала, как они становятся чуточку реальнее, чем прежде. Владельцы этих имён – не выдумка. Они живые люди. Неважно, сколько времени пройдёт, но я отыщу каждого из них, верну свою семью, потому что иначе и быть не может. Возможно ли было не делать выбора между старой жизнью и новой, как это делали элементари? Что, если я не захочу прощаться с Элиссой? Что, если вместо Розы придёт кто-то другой… кто-то, кто скрывается в тени, ожидая лучшей возможности для того, чтобы сорвать, наконец, маску и обнажить клыки…
«Дерек Флэйм», - провела я кончиками пальцев по исписанной бумаге, чувствуя, как в груди рождается позабытое тепло.
Так хотелось его снова увидеть, убедиться в том, что он в безопасности. Помнит ли меня Дерек? Знает ли уже, кто он на самом деле?
Сердце сжималось от мысли о том, что я могу навсегда его лишиться. Как я смогу кого-либо из них отыскать, не имея на это сил? Лишь свои всё ещё бирюзовые глаза… которых на этот раз будет уже недостаточно. Друзья не отыщут меня, а я – их, если они того не захотят. Проход в Подземный город для меня теперь закрыт, барьер не пропустит фроста внутрь. Лишь элементари могут приказать ему это сделать. Хотелось надеяться, что хотя бы сестра, очнувшись от забвения, всё ещё будет мне доверять.
Я прислушалась. Где-то еле слышно тикали часы, отсчитывая время, что я уже когда-то прожила. В прошлый раз в этот год я ещё не знала, что такое фросты, у меня оставалась пара месяцев… Вдруг мне так ясно вспомнился Кай, что от неожиданности я задохнулась. А ведь он сейчас по-прежнему в Ванкувере, Кай – человек, а значит, не мог измениться, он – всё ещё прежний! И Питер жив, и все остальные… Вот только, никто из них меня больше не знает. И теперь мой дом в Бостоне, нигде больше.
Я ограничена человеческими рамками, о которых, будучи элементарем, попросту не задумываешься. Я обычная и для прошлой жизни больше не подхожу. Кто знает, может, оно даже и к лучшему. Те ужасы, смерть и разрушения… никогда бы не пожелала им повториться, никогда бы не допустила возможности, чтобы снова столько людей погибло. Всё это было чудовищно. Но ещё более чудовищной оказалась мысль о том, что именно я могу быть повинна во всём.
***
- Ли?
Я обернулась на голос и увидела Эбигейл, спешащую ко мне. За её спиной висел маленький красный рюкзак, свой почти такой же, только зелёного цвета, я держала в руках. Мы договорились встретиться по дороге и вместе дойти до автобусной остановки, где собирались все остальные.
- Ты купила зефир?
Я помахала рюкзаком перед собой.
- И тебе привет, Эби.
Эби была моей лучшей подругой. Она представляла собой невысокую худенькую девушку с копной непослушных волос, которые она всегда носила в высоком пучке и красила в тёмно-красный – их натуральный светлый, больше даже перламутровый, цвет подруге никогда не нравился, и я действительно была солидарна с ней по этому поводу. Эбигейл с её непростым характером больше подходило что-то яркое и бросающееся в глаза. А ведь когда-то и мои волосы были цвета бронзы… хоть это время уже и позади, а жизнь, кажется, другая. Глаза у Эби были голубые, не ярко-лазурные как у элементарей, а обычные, человеческие. Нормальные. И всю свою жизнь я считала нормальной… пока не проснулась сегодня утром. В голове не укладывалось, как элементари каждый раз справляются с этим? Как умудряются сохранить себя, пронося через многие-многие жизни? Я терялась в самой себе, падала куда-то, не понимая куда, и не знала, как остановиться.
Да, Эби здесь, рядом, как и всегда. Но где же Фэй, где же Селена, где Аллан? Как же я скучала по ним.
«Меня зовут Роза Гроук, меня зовут Роза», - упрямо повторяло подсознание. Элисса – лишь что-то эфемерное, непостоянное, ненастоящее…
- Элисса… Ли, ты тут?
Расфокусированный взгляд поймал в свой объектив Эбигейл, и с небольшим усилием я всё же сосредоточилась на ней.
- Мм?
- Сегодня ты летаешь в облаках даже больше обычного, - пробормотала она и кивком указала на вагончик с хот-догами, припаркованный у дороги. – Я сегодня ещё не завтракала, ты хочешь?
- Сто лет их не ела, - заметила я на автомате.
- Не думаю, что столько успело пройти с прошлого уик-энда, - рассмеялась Эби.
Она не заметила, какой болезненной вышла моя усмешка, я поспешила отвернуться от подруги, пока моё поведение не стало поводом для ненужных подозрений. Мы купили Эбигейл большой хот-дог и пошли дальше.
На остановке уже собралась приличная кучка наших сокурсников, которые оживлённо болтали друг с другом. Автобус за город должен был прийти через несколько минут.
- Марк здесь, - вздохнула Эбигейл. – Я пойду к нему. Займёшь мне место рядом с собой?
- Без проблем.
Эби ушла поздороваться с Марком. Он был её парнем, они встречались около трёх месяцев, но держались, на мой взгляд, странно. И выглядели рядом друг с другом нелепо. Эби была жизнерадостной, яркой, живой, а Марк… был просто Марк. Если была б моя воля, уныние и вялость называли бы Марком. Нечего и говорить, что ссорились эти двое частенько, но по какой-то причине Эби всё равно цеплялась за своего парня. Я не могла этого понять. Но не мне было судить.
- Эй, Ли!
Я обернулась. Чёрт. Ко мне приближался Ник. Он жил на соседней с моей улице и поэтому стал одним из первых, с кем я познакомилась, переехав в Бостон. Какое-то время мы пробовали встречаться, но из этого мало что вышло. По крайней мере, таковым было моё личное мнение, Ник же считал иначе. Последние пару недель мне с попеременным успехом удавалось избегать его, но сегодняшнее утро с самого начала как-то ведь не задалось…
- Привет, - кивнула ему я, складывая руки на груди, чтобы хоть как-то от него отгородиться. Этот день, кажется, решил меня добить.
- Давно не виделись… - Заметил он, запуская руку в копну непослушных светло-русых волос у себя на голове. Его глаза радостно заблестели при взгляде на меня. - Я соскучился. – «Чудно».
Без особого энтузиазма я промычала что-то неразборчивое. К счастью, уже показался автобус, и я с облегчением отвернулась от Ника. Но он, видимо, посчитал наш разговор не завершённым…
- Элисса, постой! Я просто хотел спросить... – Его ладони легли на мою талию.
Сердце как будто остановилось на мгновение, в течение которого я вернулась в параллельную реальность. Другие руки на мне, горячая кожа рядом с моей, крепкие до отчаяния объятия, сладость с привкусом обречённости на губах, которые, не отрываясь, я целую так отчаянно, но в то же время и нежно…
Я стремительно обернулась, отпихнув Ника от себя, и пальцами правой руки впилась ему в глотку. Как это произошло, я даже сообразить до конца не успела.
- Больше не смей ко мне прикасаться, - слова вырвались из груди разъярённым шипением, и я бы испугалась, не затми рассудок ослепляющая злость. Никто. Никто никогда больше не посмеет коснуться меня так. Никто, кроме Дерека.
Глаза парня в страхе расширились. Неужели я настолько сильно смогла его напугать? В фокус попало моё кольцо. Надо же, я и не заметила, как с утра надела его. Я отвлеклась на кольцо и выпустила Майка из захвата. Всё равно уже пора было садиться в автобус.
В салоне я забралась на сидение, указав Эби на место рядом, и вся сжалась на своём месте, обеими руками вцепившись в рюкзак. Пространство салона было наполнено голосами и людьми. Я, как могла, старалась справиться с нахлынувшей паникой.
Вместе со звуками, что раздавались в автобусе, мне слышались и другие: крики, звон, рычание… мне чудилась битва, я словно провалилась в самый её эпицентр сквозь существующую реальность. Снова была там, среди крови, среди тел погибших братьев и убитых врагов. Мне было страшно, больно и холодно. Я помнила, что за этим последует смерть. И ничто на этот раз не поможет мне.
«Убить! Убить!»
- Ли, ты меня слышишь? Эй, Ли!
Меня вдруг резко выдернули из видения. Вздохнув, я сфокусировалась на картинке, что была перед глазами. Слева – кусочек дороги, впереди – спинка сидения и чей-то затылок, справа – нахмуренное лицо Эбигейл, подавшейся ко мне со своего сидения. Она-то и позвала меня.
- Что такое?
- С тобой всё хорошо? – с участием поинтересовалась она. – У тебя лицо такое, будто идёшь на расстрел.
- Задумалась, - ответила я, пожимая плечами. – Я в порядке, честно.
Эби ещё какое-то время глядела на меня, будто хотела ещё что-то спросить, но затем, кажется, передумала и отвернулась, засовывая в уши наушники, из которых доносилась приглушённая музыка.
Плотно закрыв глаза, чтобы успокоиться, я постаралась сосредоточить внимание на своём дыхании. Не хватало мне ещё панических атак в замкнутом пространстве. Я пару раз прокрутила кольцо на пальце, борясь с дрожью в руках.
Меня больше нет на том плато, я в Бостоне, среди друзей, в безопасности. Я не вернусь туда – никто этого не допустит.
Постепенно я успокоилась, отвлёкшись немного на урчание в животе. Я ощущала лёгкий голод, но при мысли о еде до сих пор тошнило. И с этим мне ещё предстояло разобраться, ведь умереть от голода в мои планы вряд ли входило. Всё более ясно я начинала понимать, что тошнота может быть не связана с испорченной едой. Вдруг это симптомы моего… обращения? В горле снова запершило, и я закашлялась, отворачиваясь к окну.
Вдруг мне показалось, что кто-то стоит на соседней полосе дороги. Тёмная человеческая фигура промелькнула мимо, и я так и не поняла, что это такое было. Кажется, никто больше её не заметил.
Прошло ещё двадцать минут, прежде чем мы добрались до нужного места. Нетерпеливо я выбралась из автобуса и полной грудью вдохнула свежий прохладный воздух. Наконец-то никакой клаустрофобии.
Кто-то из наших приехал на своих автомобилях, и теперь несколько человек вытаскивали из багажников купленную накануне еду, девушки расстилали одеяла. Вскоре почти все собрались в обозначенном месте, по сравнению с остановкой народу заметно прибавилось.
- Схожу к озеру, - предупредила я остальных, делая спиной вперёд пару небольших шагов.
- Нужна компания? – спросил меня всё тот же Ник, и я, не сдержавшись, бросила в его сторону суровый взгляд. Под ним парень тут же стушевался, попятившись от меня. Мне стало немного стыдно за своё поведение, но ничего с собой поделать я не могла. Отвращение к парню стало невозможно преодолеть.
- Справлюсь и одна, - процедила я сквозь зубы.
Торопливо шагая подальше от сокурсников, я вновь заметила, что Эбигейл за мной наблюдает. Знаю, она просто заботилась обо мне – как и всегда. Но теперь это слегка меня раздражало. Подруга слишком сильно напоминала мне Фэй… но дело было в том, что она ей не являлась.
Берег озера оказался песчаным, совсем рядом с водой под лёгким ветром качались камыши. Эта сторона водоёма, к счастью, не была популярна, и никто здесь не купался.
Я подошла в самой кромке воды и присела на корточки. Мелкие волны, с некой периодичностью прибивающиеся к песку, заставляли моё отражение в озёрной глади колебаться. Хоть я даже не разбирала, что видела своими собственными глазами. Русые ли у меня волосы или рыжие… а, может, чёрные как ночь? Покрыта ли моя кожа шрамами, бледна ли она, словно мел? Какого цвета на этот раз мои глаза? Кто же я теперь?
Пальцы несмело коснулись холодной щеки, это прикосновение должно было вернуть мне чувство реальности, но не вышло. Кажется, по-прежнему никогда уже не будет.
Я погрузила в воду другую руку. Грани кольца-гиады заблестели под водой совершенно по-новому, будто собрав в себе все солнечные лучи, что проникали сквозь озёрную гладь. Я оказалась этим зачарована. Кольцо сверкало, переливалось… звало меня. Хотелось последовать за ним, опуститься на глубину, погрузиться в воду и…
Что-то плюхнулось в озеро недалеко от места, где я находилась, обдав меня множеством брызг. Было похоже на то, словно рыба всплеснула хвостом. Только рыбы здесь отродясь не водилось. Я обернулась, так резко, что закружилась голова. На мгновение картинка перед глазами смазалась. Я могла различить лишь зелёные контуры кустарника, грязно-жёлтые разводы песка и ещё что-то чёрное, в самом центре… я быстро-быстро заморгала и, когда зрение восстановилось, обнаружила перед собой лишь пустынный берег. Вблизи слышались голоса однокурсников.
Вздрогнув – я встала и на нетвёрдых ногах поплелась обратно. Этот день, как и все за ним последующие, мне придётся прожить – с этим ничего не поделаешь. Но если я и дальше продолжу бегать от собственной жизни, ничего не выйдет. Возможно, вначале будет сложно, но ведь так бывает всегда. Несмотря ни на что, я попытаюсь. Чтобы сохранить то, что пока у меня оставалось.
Поэтому, вернувшись к друзьям, я нацепила улыбку на лицо и постаралась вести себя так, как и в любой другой день «до Конца Света».
- Кто-то снова с нами! - пробормотала Эбигейл, и я виновато улыбнулась.
- Просто не выспалась сегодня.
- Сны мешают? – поинтересовалась она, заставив меня скривиться.
- Да, то-то вроде того.
Выслушав мой ответ, она пару раз кивнула, поджав губы.
- Что ж, надеюсь, это скоро пройдёт, и ты будешь в порядке, - в конце концов, ответила она.
Я улыбнулась ей, по наитию обнимая себя руками.
- Новое кольцо? – Эби нахмурилась, глядя на мою руку, где всё ещё находилась гиада фростов.
- Э-э-э, скорее, старое… давно его не носила, но сегодня оно вдруг попалось мне на глаза, и вот…
- Как скажешь, - Эбигейл кивнула, а затем, в заключении кинув на меня взгляд, расшифровать который у меня не вышло, отвернулась, зашагав к мангалу, что уже кто-то разжёг. Не придумав ничего лучше, я последовала за ней.
***
Если не обращать внимания на события, случившиеся со мной прошлой ночью (что в принципе казалось мне в высшей степени невозможной задачей), можно было с уверенностью назвать этот день превосходным. Мы жарили мясо и запекали походный зефир на палках… вернее, все остальные так делали, а я же до сих пор мучилась от несварения. Даже от одного запаха еды рвотные позывы время от времени подкатывали к горлу, и тогда приходилось задерживать дыхание, чтобы избежать беды.
Кто-то притащил с собой мяч, и многие ушли поиграть в волейбол, хоть нигде здесь и не нашлось сетки. С собой в рюкзаке я принесла небольшой плед, и, расстелив его на траве, мы с Эби разместились сверху, скинув обувь. Эбигейл делала наброски карандашом в своём блокноте и иногда поглядывала на Марка, в недовольстве морща нос – тот откуда-то достал ящик с пивом и теперь вместе со своими дружками занимался его опустошением, отвратительно гогоча. Я ненавидела его. Мерзкий идиот.
На самом деле я тоже не отказалась бы порисовать – что-то от Элиссы во мне всё ещё жило – но сомневалась, что моими трясущимися руками сейчас может получиться что-то годное. Поэтому я просто лежала на животе, опираясь на локти, и бездумно наблюдала за тем, что происходит вокруг. Обычно это место за городом представлялось мне отдушиной в огромном гудящем улье повседневной жизни… но прямо сейчас даже оно казалось сосредоточением шума. Всё было не так: не так под ветром шелестела листва, не так солнечный свет ложился на землю, не так звучали человеческие голоса. В Подземном городе, у Розы, окружающий мир чувствовался иначе. Пространство было наполнено энергией, невидимой, но зато ярко ощущаемой силой. Звуки вибрировали, поднимаясь к куполу пещеры по отвесным стенам… От тоски моё сердце болезненно заныло. Город Стихий успел стать моим домом. Я не могла поверить, что вход в него отныне и навсегда для меня теперь закрыт.
Когда-то давно элементарем я прошла через портал, когда-то света во мне было достаточно для того, чтобы барьер пропустил меня, но сейчас… сомневаюсь, что этот свет у меня получилось сохранить. Он был отнят у Спирит и на этот раз, скорее всего, вернулся к законному владельцу. Меня же окружило то, что и должно было всегда окружать – тени.
Отныне я фрост. Со лживыми глазами. Могу ли я доверять самой себе? Разумно ли с моей стороны не бояться того, что скрывается внутри собственной памяти? Разумно ли не бояться себя?
Эбигейл на время отвлекла меня от моих нерадостных мыслей, пошевелившись. Она отложила блокнот в сторону и откинулась назад на свои руки, подставляя лицо яркому солнцу.
- Ну и жара, - протянула она. – Хорошо, что я сегодня надела шорты. В джинсах бы просто расплавилась.
Я промычала в ответ что-то нечленораздельное, соглашаясь. Взгляд снова заскользил по парку. Люди вокруг, и правда, стремились сбросить с себя как можно больше одежды. Шорты, топы и кепки встречались повсюду. Внимание привлекала лишь кучка байкеров, молчаливо стоящих у небольшого пролеска… Взгляд сам по себе притянулся к ним. Что-то в этих людях показалось мне знакомым.
- Кто они? Мы приглашали их? – спросила я у Эби, кивая в сторону незнакомых ребят.
Странно, но Эбигейл даже не взглянула туда, куда я показывала. Вместо этого она с интересом уставилась на меня, склонив голову набок.
- Я думаю, тебе они тоже должны быть знакомы… разве нет?
Я нахмурилась, не понимая, откуда должна была их знать. Парней было трое. Одетые в чёрные кожаные куртки и штаны, в нахлобученных на макушки капюшонах они стояли к нам спиной, о чём-то, видимо, переговариваясь. В вдруг один из них, стоящий в середине, резко обернулся. Капюшон съехал вниз, открывая волосы и совсем ещё юное лицо.
Моё сердце упало в пятки.
Парень всё так же стоял рядом со своими приятелями. Мы смотрели друг на друга: он – испытывающе, а я – не веря своим глазам, а заодно и всем остальным органам чувств. Его длинные светлые волосы слегка курчавились и касались резких скул. Глаз с такого расстояния было не рассмотреть, но я могла поклясться, что точно знаю, какого те цвета. Чёрная одежда отражала солнечный свет, а вокруг шеи была перекинута цепочка, на которой висела…
Меня пулей подбросило вверх. Я вскочила на ноги, всё ещё продолжая сверлить глазами парня напротив. Он так же, не отрываясь, в упор смотрел на меня. Я сделала шаг в его направлении…
- Что, узнала?
Машинально я отвлеклась на Эбигейл. Та внимательно наблюдала за мной. Не будь цвет её глаз таким человеческим, я поклялась бы, что Эби знала, какие мысли крутятся сейчас в моей голове. Но она никак не могла этого знать… правда?
Я перевела взгляд обратно к деревьям, но парней уже нигде не было. Непонятно по какой причине, но мне захотелось расплакаться.
- Элисса? – ещё раз позвала Эбигейл.
- Да, кажется, я их знаю… вернее, одного из них. Он узнал меня, думаю… нужно найти их. Я хочу поговорить. Я пошла…
Подхватив рюкзак и не заботясь о пледе, я зашагала вперёд, пока неясно представляя, куда именно иду. Перед глазами стояли только деревья, рядом с которыми несколько мгновений назад стояли «байкеры». Теперь я практически на сто процентов была уверена, что никакими байкерами они не были.
В Подземном городе лес был моим убежищем. Он скрывал меня от посторонних глаз и умело хранил все мои тайны. Сейчас я снова торопилась как можно скорее убраться с открытого пространства в спасительную тень. Пусть не целый лес, но и небольшая роща в моём случае тоже сгодится. Достигнув границы деревьев, я, не выдержав, перешла на бег. Даже моё тело теперь ощущалось мною иначе. Тихая размеренная жизнь Элиссы не шла ни в какое сравнение с образом жизни элементарей и закалённым апокалипсисом телом Розы. Выбившись из сил, вскоре я остановилась и опустилась на колени, уперевшись ладонями в землю, но которой скользили солнечные зайчики, проникающие сквозь пышные кроны старых деревьев. Плечи ссутулились, а лицо – расслабилось в резко наступивших сумерках. Я запрокинула голову, посмотрев наверх, где качались ветки, тихо скрипя от того, что соприкасались между собой. Заметно похолодало. Мой лоб нахмурился, а пальцы на руках впились в землю в попытке заставить ветер исчезнуть: а вдруг… Не произошло абсолютно ничего.
С самой первой секунды после пробуждения я знала, что больше на подобное не способна, но получив подтверждение тому, что у меня больше нет никаких сил… Я вдруг ощутила такую боль, такое отчаяние! Без сил… кто я такая без своих сил?
«Ты Элисса Холл», - тут же пришёл в голову ответ. Но разве его мне теперь было достаточно?
Дышать стало труднее. Я шумно втягивала воздух сквозь неплотно сомкнутые губы и чувствовала, как задыхаюсь. Вокруг яркими пятнами заплясали картинки – те, что теперь никогда не происходили и точно уже не произойдут. Смутно знакомые голоса шептали моё позабытое на годы имя, а сверху надо мной продолжала всё больше сгущаться тьма. Солнечные зайчики пропали, ветер всё яростнее стал раскачивать деревья. Уже практически без сил, с колен я упала на землю, чувствуя, что вот-вот потеряю сознание. Последним, что удалось мне увидеть, стала тёмная фигура, быстро и грациозно приближающаяся ко мне. А мгновением позже я уже проваливалась во тьму.
***
Голова после пробуждения раскалывалась, будто черепную коробку крошили на кусочки как крошат лёд для лимонада. Не без усилий я приподнялась в кровати и зажала виски ладонями. Уши терзал противный писк, как при контузии. Что, чёрт возьми, произошло? Память настырно отказывалась предоставлять мне информацию о последних нескольких часах, но я упрямо копалась в ней, превозмогая боль.
Утреннее пробуждение, выход из дома, встреча с Эбигейл… ещё, глубже, должно быть что-то ещё. Деревья, солнце, ветер… нет больше никаких сил. Я лишилась моих способностей элементёра, вернее, не моих, а… И вот оно.
Я подскочила с кровати, игнорируя боль, и подошла к зеркалу точно так же, как сделала это сегодня утром. Взгляд судорожно впился в глаза напротив, холодное отражение смотрело на меня с растерянностью и лихорадочной надеждой, грозящими с секунды на секунду перерасти в ужас. Губы шептали что-то неразборчиво и быстро, правая рука сама по себе сжалась в кулак, и на безымянном пальце я неожиданно ощутила смутно-знакомый холодок. Моё кольцо – цельный сапфировый кристалл с отверстием в середине. Я рассматривала его какое-то время, а после снова обратилась к отражению в зеркале.
Мысли роились, потревоженные в возбуждении.
Там, среди солнца, среди людей, на шоссе, а затем и в зарослях…
- Аллан, - выдохнула я. - Это ты!
Аллан Лайт был здесь. Он снова нашёл меня.

___________________ 

Форум)

Категория: Собственные произведения | Добавил: perl (22.10.2018)
Просмотров: 75 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 4
1
4  
  Спасибо за продолжение)

1
3  
  спасибо огромное !

1
2  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032

1
1  
  Спасибо!)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]