Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Его Инфернальное Величество. Глава 19. Сладкие воды горькой реки. Часть 2


Её сломил следующий день. Он был точной копией предыдущего, за одним исключением: ей больше нечем было себя занять. Она пробовала читать, пробовала смотреть телевизор, но не понимала ни слова из услышанного или прочитанного. Это сводило с ума, доводило до исступления.

Никогда, даже после смерти отца, Белла не была в таком отчаянии. А отчаяние, как никакое другое чувство, толкает нас на странные, необдуманные, порой безумные поступки.

Крайняя степень отчаяния правила Беллой, когда она двигала диван, чтобы достать чёртов пакетик. Но уже не для того, чтобы избавиться от него.

«Ты ведь не всерьёз? Ты же не станешь этого делать? Не станешь?» – едва уловимо вопрошал голос разума. Но он был слишком слаб, напуган и не мог предложить хоть какую-то альтернативу.

Всего одна дорожка. Всего одна. Просто чтобы не сойти с ума. Возможно, она и не поможет.

Но дорожка кокаина помогла. Именно тогда Белле пришла в голову идея заняться готовкой. И не просто готовить что-то обычное и простое – творить шедевры кулинарии по видео-урокам и рецептам из интернета. И чем сложнее, тем лучше. Это убило бы время до прихода Эдварда, заняло бы руки нарезанием, взбиванием и перемешиванием, а голову – поиском и обдумыванием новых рецептов.

На долгие две недели кухня стала убежищем Беллы. А дорожка кокаина – таким же утренним ритуалом, как чашка крепкого, обжигающе горячего кофе. Без неё собрать себя в кучу ей было не по силам.

Действие кокаина заканчивалось довольно быстро, но, уже начав двигаться по кухне от плиты к столу, от стола к мойке, Белле удавалось сохранить эту двигательную инерцию до тех пор, пока очередной ужин из нескольких блюд не был полностью готов. Она дала себе слово, что никакой повторной дозы не будет, даже если её внутренний демон, поселившийся в Белле в ту ночь, разделившую её жизнь на «до» и «после», станет одерживать над ней верх, погружая в самые глубины паники и отчаяния. И пока Белла держала это слово.

Она тщательно выбирала рецепты и заказывала на дом доставку нужных продуктов – обычно сумма в чеке выглядела неприлично огромной, но ни Беллу, ни тем более Эдварда это не волновало. Каллен воспринял её увлечение благосклонно и спросил, не хочет ли она пойти на кулинарные курсы. Белла ответила, что да, хочет, но позже, когда немного набьёт руку, чтобы не ударить в грязь лицом. Идея с кулинарными курсами действительно понравилась Белле, но она понимала, что не готова выйти в мир. Да что там, она не готова выйти даже на лестничную площадку.

Нередко выбранные ею блюда были экзотическими. Помня об аллергии Эдварда, Белла звонила ему, чтобы спросить, безопасен ли для него тот или иной ингредиент. Если совсем уж начистоту, звонила она и для того, чтобы услышать его голос – это было ей необходимо, а названивая без повода, она могла вызвать ненужные подозрения.

Первое время Каллен терпеливо и обстоятельно отвечал на её вопросы, но чаще всего он и сам не знал, есть ли у него аллергия, потому что никогда прежде не ел ничего подобного. Однако в какой-то момент не выдержал.

– Белль, готовь, что хочешь. Я всё съем. – Эдвард произнёс это чуть громче шёпота, а когда сделал паузу, Белла услышала на заднем плане чьи-то голоса. Она явно позвонила не вовремя. – Если вдруг начну умирать, просто вколю себе лекарство. Всё, больше не могу говорить, увидимся вечером… нет, уже ночью.

Голос Каллена в телефонной трубке звучал мягко и чуть насмешливо – обычное дело. Однако Белла услышала в нём раздражение. Ещё бы! Она наверняка его в конец достала. Совсем чуть-чуть, и он бросит её, обязательно бросит, потому что она ни на что не годна.

Белла не знала, откуда берутся эти мысли, но в последние дни они нередко всплывали из глубин подсознания и основательно вгрызались в неё.

И тогда она начинала двигаться ещё быстрее. Руки дрожали, да и в целом с координацией не ладилось. Вдруг ни с того ни с сего начинала кружиться голова, или темнело в глазах. Она что-то проливала, рассыпала, роняла. Разбила несколько тарелок и трижды обожглась о раскалённую сковороду.

А сейчас, поговорив с Эдвардом, принялась самозабвенно орудовать ножом, нарезая грибы. Нож соскользнул и рассёк указательный палец. Белла вскрикнула от боли и машинально сунула палец в рот. Металлический вкус крови грубо вырвал её из реальности, перенеся на несколько недель назад – в лунную апрельскую ночь. Белла снова увидела, как перед глазами, за багровой пеленой, пляшет и растекается по тёмному небу свет фонаря. Снова услышала злобные голоса тех, кто наносил ей удар за ударом. Снова почувствовала разрывающую внутренности боль.

Ноги больше не держали её. Вцепившись рукой в столешницу, она сползла на пол и разрыдалась. Безудержно, взахлёб, до ломоты в груди.

Это был единственный раз, когда Белла ограничилась двумя блюдами, потому что, пока она скулила и подвывала, лёжа на полу кухни, третье и самое главное блюдо – жаркое из ягненка с водорослями вакаме и устрицами – сгорело к чёртовой матери.

Закончив возиться с едой, Белла сервировала Эдварду стол и обессиленная валилась на диван в гостиной. Включала телевизор, потому что тишина по-прежнему казалась ей невыносимой, закутывалась в плед и изо всех сил старалась уснуть, чтобы дотянуть до возвращения Эдварда. Сама она не ужинала, ограничиваясь только тем, что перепадало ей, пока готовила и снимала пробу.

Белла просыпалась от того, что Каллен садился рядом с ней на диван. Наклонялся и целовал её в приоткрытые во сне губы. Она обвивала руками его шею и с наслаждением вдыхала любимую смесь ароматов бергамота и табака – это был её первый вдох полной грудью за весь день.

Каждый раз Эдвард звал её поужинать вместе с ним, но Белла уверяла его, что уже поела. Она лежала, замерев, и прислушивалась к тому, как он уютно гремит на кухне посудой. Только в эти минуты Белла чувствовала что-то схожее с покоем и удовлетворением. В остальное время её либо терзали панические атаки, либо накатывало странное чувство, схожее с тем, когда невыносимо хочется домой, но проблема в том, что ты уже дома.

Поужинав, Эдвард возвращался, рассыпался в комплиментах и благодарностях за «охренительную вкусноту». Теперь к бергамоту и сигаретам примешивались ароматы красного вина и приготовленной Беллой еды.

Эдвард поднимал её на руки и нёс в спальню – это стало их ежевечерним ритуалом. Они засыпали, обнявшись, что дарило Белле чувство относительной безопасности.

И всё равно почти каждую ночь она просыпалась от очередного кошмара. Чаще всего Белла не могла вспомнить, что именно ей снилось, но всякий раз сердце рвалось из груди, причиняя физическую боль. Испуганная, она всем телом прижималась к Эдварду, целуя его куда придётся. Иногда в полусне он обнимал её в ответ слишком крепко – не до конца восстановившиеся рёбра отзывались болью, но Белла терпела, не ослабляя его хватку. Она боялась, что тогда Эдвард отвернётся. Теперь она не любила, когда он лежал к ней спиной: это отдавалось в груди тоскливым одиночеством. В такие минуты Белла думала, что теряет его, не понимая, что на самом деле теряет себя, день за днём.

В один из вечеров Каллен разбудил её не привычным поцелуем – его рука нырнула под плед и пощекотала голую ступню. Белла дёрнулась всем телом, но, вовремя уловив родной запах, исходивший от Эдварда, сумела сдержать испуганный крик, уже готовый было сорваться с губ.

– Привет, – прошептала она, заставив себя улыбнуться.

– Привет. – Только теперь Каллен наклонился и поцеловал её. Слишком глубоко и требовательно для мимолётного поцелуя. – Заснула, пока смотрела «Голубую лагуну»?

– Кажется, да. – Белла потянулась и зевнула. – Сегодня я совсем вымоталась: пекла шоколадный торт с вишней в коньяке. Это оказалось гораздо сложнее, чем я думала. Надеюсь, оно того стоило.

– Ммм… даже звучит аппетитно. Но заснуть под «Голубую лагуну»… я думал, девочки такое любят. Кстати, это был мой первый фильм с обнажёнкой. Брук Шилдс разбила мне сердце.

– И сколько тебе было? – Белла привстала, подперев голову ладонью.

– Лет десять.

– Вот, значит, откуда пошла страсть к «старушкам».

– Знал, что ты это скажешь. – Пальцы Эдварда, всё это время игравшие с её ступнёй, скользнули вверх по ноге и остановились на коленке.

– А я так и не посмотрела первую «Голубую лагуну». Только ту, что с Миллой Йовович.

– Ну и ладно. Скоро у нас будет своя «Голубая лагуна».

– И что это значит?

– Через пять дней мы летим на остров. Правда, он обитаем, но это к счастью, потому что я полный профан в том, что касается строительства шалаша из пальмовых веток. И рыбная ловля самодельным гарпуном тоже не мой конёк. Да я и самодельный гарпун смастерить не смогу. На необитаемом острове мы и недели не протянули бы, – фыркнул Эдвард, закатив глаза.

– Серьёзно? Море, солнце и песок… всего через пять дней?

Последнее время Беллу ничто не радовало. Она просто перемещалась изо дня в день каждый из которых был точной копией предыдущего. Но сейчас вдруг почувствовала искреннее воодушевление, схожее с тем, какое испытывают дети накануне Рождества или своего дня рождения. Ей не нужно было ничего изображать: глаза сами собой вспыхнули радостью, а губы растянулись в искренней улыбке.

– Если быть точнее, через четыре с половиной дня. Это частный остров Пти-Сент-Винсент¹ в Карибском море. Брошюры обещают рай на земле и, сдаётся мне, не врут. Будем жить в бунгало у самого побережья. Их там немного, и все они в отдалении друг от друга, так что мы всё равно сможем сыграть в робинзонаду. Будешь моей Пятницей? – говоря это, Эдвард стягивал с Беллы плед, и теперь уже обе его ладони сжимали её колени.

– Мне кажется, у Робинзона Крузо с Пятницей были не настолько близкие отношения, – многозначительно заметила она.

– Ой, не факт, – насмешливо протянул Каллен. – После стольких лет вдали от женщин всё возможно.

Белла рассмеялась. Удивительно! Оказывается, она ещё не забыла, как это делается.

– Знаешь, Белль… эти детские воспоминания о голой Брук Шилдс… и мысли о ролевых играх на острове… и долгие недели целибата… Всё это охренеть как возбуждает.

Руки Эдварда поднялись ещё выше, пальцы скользнули за края шорт, сначала неторопливо поглаживая, а затем надавливая, впиваясь в кожу. Он наклонился, его ладони в шортах Беллы переместились и с силой сжали ягодицы.

Она резко втянула в себя воздух, задержала дыхание и только после этого медленно выдохнула. Нет, это не было сексуальное возбуждение в обычном понимании: то, что творилось с ней всё это время, заставило её либидо скукожиться до микроскопических размеров. Эта, как и все прочие радости жизни, стала ей недоступна.

То желание, которое сейчас пробудил в ней Эдвард, было гораздо глубже эротического. Ощущая себя пустой, незначительной и ничтожной, она почувствовала нестерпимую потребность стать хотя бы частью чего-то по-настоящему огромного, важного и живого –стать частью Эдварда. Хотела, чтобы он заполнил её пустоту.

– Продолжай... – прошептала Белла, обвивая руками шею Каллена и притягивая его ближе. – Мне нравится ход твоих мыслей. Мне нравится…

– Нет, подожди. – Она почувствовала, как напряглось тело Эдварда, сопротивляясь ей. На лбу вздулась вена. Его взгляд ещё не растерял вожделения, но лицо стало серьёзным. – Всё, что я сказал тебе, – полная хрень. Голая Брук Шилдс и недели воздержания тут ни при чём. Это просто прикрытие, часть долбаной игры, которую я когда-то изобрёл. Прости. Мне всё ещё сложно быть честным. Иногда я забываю, что с тобой не нужно играть, не нужно прятать чувства и бояться быть уязвимым. – Эдвард плотно сжал челюсти и покачал головой, отрывисто вздохнул. – Я привыкну, я научусь, Белль. Обещаю.

– Я знаю, Эдвард, знаю. – Она чуть улыбнулась, ласково проводя рукой по его волосам. Сейчас Белла как никогда понимала Каллена. – Но если всё это хрень, то в чём же правда?

– Правда в том, что я люблю тебя. Я хочу тебя. Это ты возбуждаешь меня. – Эдвард снова наклонился к ней и, понизив голос, добавил: – А ещё в том, что я боюсь сделать тебе больно.

– Не сделаешь. Всё уже прошло.

– Но если вдруг, ты только скажи.

Белла кивнула и снова потянула на себя Эдварда.

Он был очень нежен и осторожен, снимая с неё одежду. С себя же скинул её торопливо, рывками, Белла отчётливо услышала, как хрустнули нитки, когда Каллен выпутывался из футболки.
Его руки кружили над ней, кончики пальцев пробегали по коже, оставляя за собой россыпь мурашек, дразня, задевали соски. Когда ладонь Эдварда коснулась шрама на животе Беллы, с его губ сорвался судорожный вздох, полный горечи. Он замер, словно застигнутый врасплох каким-то болезненным открытием. Белла замерла вместе с ним. В голове, будто грозовые тучи, стали сгущаться мысли о том, что её шрам вызывает в нём неприятие или даже отвращение. Но до конца эти мысли так и не сформировались: Эдвард мягко накрыл собой Беллу, удерживая весь свой вес на одной руке, и поцеловал её с ласковым напором. Их животы соприкоснулись, и Белла ощутила твёрдость его члена. Только теперь её тело откликнулось внутренним жаром. Она закрыла глаза, стараясь сосредоточиться на нём, не дать ему снова потухнуть.

Входя в Беллу, Эдвард сжал ладонями её бёдра – единственный грубый натиск, который он себе позволил. Каллен двигался в ней неспешно, ласкал губами шею и плечи, проводил по ним языком и снова жадно целовал её рот. Он окружал Беллу, заполнял собой. Он любил её. Полно и всецело. Никогда ещё их секс не был таким томным, тягучим и нежным. Никогда ещё Белла не чувствовала Эдварда так остро, как сейчас. Каждый его рваный вдох и выдох, каждое его движение, скольжение в ней, каждое прикосновение кожи к коже. Она прижималась к нему так тесно, как только могла, желая слиться с ним, потеряться в нём, забыться. А, быть может, наоборот, найти в Эдварде себя. С ним Белла казалась себе важной, настоящей и цельной. Он воскрешал в ней её. Только с ним она была в безопасности. Только рядом с ним она жила.

До сегодняшней ночи Белла каждый день держалась лишь за одну цель: как-то дотянуть до возвращения Эдварда. Теперь у неё появилась новая цель: дождаться поездки на остров. Так, маленькими шажками и перебежками, Белла надеялась выбраться из своей темноты, населённой страхами.

♫ ♪ ♫


Пти-Сент-Винсент действительно оказался маленьким кусочком рая посреди Карибского моря. Даже больше того, Белла будто попала на другую планету – прекрасную и безопасную. А потому все её страхи, панические атаки, депрессия и утренняя дорожка кокаина остались там, на далёкой Земле.

Здесь же было солнце, жизнерадостно сиявшее на голубом небосводе; тёплое море, радовавшее глаз всеми оттенками бирюзы; белоснежный песок, напоминавший сахарную пудру, и укрытые сочной зеленью холмы.

Но, что важнее всего, здесь был Эдвард. Всегда и везде рядом.

Самый горячий сезон уже прошёл, а потому большая часть бунгало и пансионатов, расположенных в глубине острова, пустовала. Это усиливало ощущение отрыва от цивилизации – полная свобода и уединение.

Они гуляли по острову, взбирались на холм Марни-Хилл, несколько раз выходили в море на яхте, но большую часть времени просто купались и валялись в теньке на шезлонгах. А вечерами лежали, обнявшись, в гамаке, натянутом между пальм, смотрели на темнеющее небо и бледные звёзды на нём, которые с наступлением ночи становились такими яркими и огромными, что захватывало дух. Никогда раньше Белла не видела таких звёзд.

Ужинали на террасе ресторанчика, расположенного в отдалении у самого моря. Оттуда был сказочный вид на закат, в воздухе витал сладковатый аромат тропических цветов, украшавших столики, и горьковато-смолистый запах дыма от раскалённых углей в открытой кухне. Они наблюдали за тем, как солнечный диск медленно ныряет в море, разливая по его поверхности жидкое золото, и слушали национальную музыку, звучавшую тихим фоном.

Их дневной рацион в основном состоял из возмутительно дорогого вина, сыра и фруктов. А ещё секса. Много секса. Эдвард со смехом называл это «уйти в отрыв».

Они занимались любовью повсюду: на кровати, на диване, на полу, в душевой, у каждой из стен бунгало, отделанных природным камнем, а потому холодных и неровных. Они занимались любовью даже в море, что оказалось хоть и крайне романтично, но совершенно неудобно. В качестве эксперимента, раззадоренные парой бокалов Le Pin², попробовали слиться в экстазе в гамаке, но закончилось всё тем, что тот перевернулся, и они, хохоча, свалились на песок. Эдвард больше не боялся причинить Белле боль, не осторожничал – брал где и как хотел, всю целиком, со всей своей страстью, с такой же страстью отдавая ей себя. Он снова стал собой.

Ну а Белла… Белла тоже очень старалась быть собой и большую часть времени ей это удавалось. Просто где-то в груди будто поселился маленький испуганный зверёк. Моментами он дремал, никак не напоминая о себе, а моментами скрёбся, царапая по рёбрам, вгрызался в неё изнутри. Но и во время душевного подъёма, когда Белла восторгалась красотой моря, неба и звёзд, когда страстно сливалась с Эдвардом воедино или когда, сидя рядом с ним и глядя на него, чувствовала переполнявшую её любовь и нежность, она не отдавала себе отчёта в том, что даже все эти положительно окрашенные эмоции отдают в ней чем-то болезненным и лихорадочным. Они – как натянутая до предела струна, которая вот-вот с визгом лопнет.

Проблемы со сном тоже никуда не делись. Здесь, на острове, кошмары больше не мучили Беллу, но она раз за разом просыпалась на излёте ночи. Прижималась спиной к спящему рядом Эдварду и наблюдала за тем, как светлеет небо. Слушала утренние крики чаек, напоминавшие плач младенцев, разгорячённым лицом ловила прохладный, напитанный влагой ветер, проникавший сквозь приоткрытые стеклянные двери и приносивший с собой солёный аромат моря.

Проснувшись в самый первый день, Белла сделала глупость. Осторожно выскользнула из объятий Эдварда и вышла к морю, приятно увязая босыми ногами в остывшем за ночь песке. Зашла в воду по щиколотку и остановилась, ощущая внутри странную, болезненную пустоту и бездумно всматриваясь в линию, где море сходилось с небом.

Внезапный крик первой проснувшейся чайки напугал Беллу до чёртиков. Вздрогнув всем телом, она развернулась и опрометью кинулась обратно в бунгало. Даже не стряхнув прилипший к ногам песок, забралась в кровать и всем телом прижалась к Эдварду. Но даже там, рядом с ним, её сердце ещё долго продолжало бухать в груди.

Беллу не случайно потянуло тогда к морю: помимо Эдварда, только оно давало ей ощущение душевного покоя и равновесия. Она много времени проводила в воде, плавая или просто лёжа на его поверхности. Приятно было чувствовать, как тебя покачивает на волнах, как солёная вода обнимает со всех сторон, расслабляя мышцы. Было в этом что-то магическое.

Вот и сейчас Белла плавала, пока Эдвард лежал в шезлонге в обнимку с гитарой – то ли дремал, то ли сочинял новую песню.

Она отжала мокрые волосы и вышла из воды – раскалённый песок обжог ступни. То шипя, то со смехом вскрикивая от боли, Белла добежала до соседнего с Эдвардом шезлонга и забралась на него, поджав ноги.

– Это было горячо, – улыбнулся Эдвард, повернув к ней голову и поднимая на лоб тёмные очки.

– Да уж, – фыркнула она. – Я как будто по горящим углям пробежалась.

– Я не про песок, а про тебя. Это выглядело чертовски сексуально.

Белла рассмеялась и, откинувшись на спину, подставила лицо горячему ветру.

Они оба были светлокожими, поэтому их лежаки стояли под тентом с крышей из соломы. Оба всегда пользовались солнцезащитным кремом, но за время, проведённое на острове, кожа Беллы приобрела розоватый оттенок, а кожа Эдварда стала золотистой. Нет в мире справедливости.

Белла отжала лифчик купальника – бирюзового, в цвет моря – и провела ладонью по животу, стирая с него воду. Пальцы задели шрам, и в груди будто что-то оборвалось. Это чувство стало настолько привычным, что Белла перестала обращать на него внимание.

Только прилетев на остров, она сказала Эдварду, что очень рада тому, что у каждого бунгало свой отдельный выход к морю и личный кусочек пляжа. Ей не хотелось бы, чтобы кто-то пялился на её шрам. Белла боялась, что Эдвард начнёт убеждать её, мол, в этом нет ничего такого, и пусть все идут в жопу. Но, к счастью, он этого не сделал. Каллен и сам был любителем маскировки. Поэтому тут же предложил ей очевидный и разумный вариант: набить на месте шрама тату. Белла никогда, даже в подростковом возрасте, не мечтала ни о татуировке, ни о пирсинге, но сейчас восприняла эту идею с воодушевлением. Уже на следующий день Эдвард нарисовал в своём блокноте эскиз её будущей тату – лилию. И сделал это настолько быстро и искусно, что Белле стало ясно: музыка не единственный его талант.

Пальцы Эдварда пробежались по струнам гитары, извлекая первые ноты «Ты – единственная»³. До этой минуты Белла никогда не слышала, как он поёт её вживую – только в записи. Она села, поджав под себя ноги и повернувшись к нему. Наблюдать за Эдвардом, когда он поёт или играет на гитаре, – особый сорт удовольствия, отказать себе в котором было выше её сил.

Нет, я ни за что
Не сдамся!
Ты – то сладкое и нежное,
Что есть в моём сердце.
Да, я совершил много зла,
Но делал и добро.
Просто поверь мне, любимая,
Я не отпущу тебя!
– пропел Эдвард, на словах «сладкое и нежное» сделав паузу и красноречиво облизнув губы.

Его хрипловатый голос сливался с шумом моря и ветра и уносился высоко в небо – туда, где светило солнце и кружили чайки. В его густом, богатом голосе, как и в море, заключалась какая-то магия, проникавшая в сердце Беллы, дарившая ей умиротворение с самой собой и с окружающим миром. Для Беллы это был тот редкий идеальный момент, помогавший ей не сдаваться.

У нас случались неудачи,
Мы были меланхоличны.
Бог не на нашей стороне...
Да, это действительно так!
Мы продолжаем забывать это,
Как и другие.
И нет никого,
Кто может разлучить нас.
Ты – единственная,
И я ни о чём не жалею.


Каллен допел и отложил гитару в сторону, явив миру свой обнажённый член, до этого момента прятавшийся под её корпусом.

– Эдвард! – воскликнула Белла, указывая ладонью на его причиндалы. – Что ты… – слова, подходящие случаю, не нашлись, поэтому она просто рассмеялась, качая головой.

– А что? – выгнул брови тот. – Не для того я платил херову тучу денег, чтобы мои яйца прели в плавках по такой жаре. – И вообще. Раз это место считается раем, то почему бы мне не побыть Адамом? И уж если с робинзонадой как-то не сложилось, можем сыграть хотя бы в эту игру.

– Предлагаешь мне стать Евой? – придав голосу томной сексуальности, спросила Белла. Она медленно, покачивая бёдрами, поднялась и поставила одну ногу на шезлонг Эдварда, до этого проведя по его животу пальцами.

– Да, предлагаю. И требую причитающийся мне запретный плод.

Каллен неожиданно привстал и резко дернул Беллу за руку. Она взвизгнула и повалилась на него. Что-то под ними с треском переломилось, и деревянный шезлонг подло сдался под тяжестью их веса. Они с хохотом перекатились на песок, не расцепляя объятий.

– Всё-всё, не смейся, – сдавленно пробормотал Эдвард, стаскивая с Беллы мокрый, а потому неподатливый купальник, хотя и его рот кривился от едва сдерживаемого смеха. – Мы же собираемся заняться грехопадением. Это очень важное и ответственное дело. Будь добра, сосредоточься.

– Что, прямо здесь? – спросила она, уже помогая Каллену разделаться с завязками на лифчике.

– Само собой. Кажется, пляж единственное место, где мы этого ещё не делали. – Он поцеловал её шею и улыбнулся. – Ты солёная. Жалко, у нас нет текилы. Но и так очень даже хорошо. – Эдвард спустился ниже и провёл языком по ложбинке между грудей.

– А если нас кто-то увидит? С холма отличный обзор. – Только озвучив эту мысль сквозь окончательно сбившееся дыхание, Белла поняла, насколько та возбуждает.

– Точно! – Наконец откинув купальник в сторону, Эдвард снова перевернулся, оказавшись снизу. – Пусть видят твой идеальный голый зад. Пусть завидуют мне.

Белла, не раздумывая, приняла вызов, читавшийся в его взгляде. Слова Каллена и этот взгляд стали для неё руководством к действию. Сейчас она была главной. Она решала, как и что с ним делать. Они оба этого хотели.

Белла прикусила кожу на шее Эдварда – он коротко вскрикнул и сжал ладонями её ягодицы. Но Белла двинулась ниже, оставляя на горячей коже дорожку из поцелуев, и ему пришлось отпустить её «идеальный голый зад». Она кончиком языка пощекотала пупок, срывая с его губ смешинку. Добралась до татуировки внизу живота и стала медленно очерчивать языком её сложный узор, каждое переплетение линий, каждый завиток.

– Ч-ё-ё-ёрт, – хрипло простонал Эдвард, верно угадав намерение Беллы. – Да я сам себе сейчас завидую!

Ещё никогда она не делала этого, а сто лет назад просмотренные из любопытства и уже стёршиеся из памяти порно-ролики вряд ли могли служить пособием. Поэтому сейчас Белла действовала наугад, интуитивно, стараясь подавить в себе неуверенность. С Эдвардом ей было не страшно показаться неумелой и смешной.

Белла обхватила ладонью его член в мягком поглаживании, обвела языком его головку, чуть оттягивая кожу вниз. Плотно сомкнула на нём губы, беря его в рот. Эдвард издал глубокий, гортанный стон, сквозь который угадывалось «Белль», и она поняла, что на верном пути. Белла ласкала его языком и губами, слегка посасывая и помогая себе ладонью. Другой рукой поглаживала живот и ноги Каллена, моментами задевая кожу ногтями – каждый раз он стонал и чуть поддавался бёдрами вперёд. Она наблюдала за реакцией Эдварда, считывала каждое изменение в нём, наслаждалась тем эффектом, что оказывали на него её ласки.

Его взгляд – зелёная бездна, в которой тонули солнечные лучи. И она вместе с ними. Приоткрытый рот и рваное дыхание, быстро пульсирующая на шее жилка и ладони, утопавшие в песке, то и дело сжимавшиеся в кулаки, – всё откликалось в ней самой быстро нараставшим возбуждением, вызывало мучительно-сладостное напряжение, которое требовало немедленной разрядки. Она до боли хотела почувствовать его в себе.

– Стой, Белль, – словно уловив желание Беллы, остановил её Эдвард. Слова едва пробивались сквозь тяжёлое, частое дыхание. – Я хочу… закончить не так… не сейчас… Иди ко мне…

Он сел и подтянул к себе Беллу, сохранив за ней право вести в этом страстном танце. Она сама задавала ритм и глубину, двигая бёдрами всё резче, всё быстрее, стремясь скорее достигнуть освобождения. И руки Каллена умело помогали ей в этом, уверенно ведя их к краю. Его руки грубо ласкали её грудь; накручивали на кулаки волосы, оттягивая их назад; сжимали ягодицы, увеличивая амплитуду движений; надавливали Белле на плечи, заставляя её опускаться ещё ниже… ещё глубже. Всё ближе и ближе к краю…

Задохнувшиеся от этого безумного секса, они лежали на песке, не торопясь разрывать телесную связь: им обоим нравилось, когда Эдвард оставался в Белле ещё какое-то время после оргазма, продлевая удовольствие единения.

Обессиленная, но удовлетворённая, она распласталась на нём, слушая, как колотится в груди его сердце – ещё быстрее, чем её.

– Это было просто охуенно, – с улыбкой резюмировал Эдвард, вернув себе способность нормально дышать. – Даже несмотря на… – Он рассмеялся, не сумев договорить.

– Несмотря на что? – спросила Белла, упёршись подбородком ему в грудь.

– Несмотря на то, что у меня полная жопа песка.

Они обменялись понимающими взглядами и расхохотались.

♫ ♪ ♫


– Тебе обязательно уезжать сейчас? – очень стараясь, чтобы голос не дрожал, спросила Белла, наблюдая за тем, как Эдвард закидывает в сумку сменное бельё.

Через три часа самолёт, вылетавший из аэропорта Джона Кеннеди, должен был увезти Каллена в Хельсинки, где его уже ждали ребята из группы «Apocalyptica»⁴ («чуваки с виолончелями», как называла их про себя Белла) и Лаури Юлёнен – солист группы «The Rasmus». Все вместе они собирались записать какую-то крутейшую, по словам Эдварда, песню. Белла не сомневалась в её крутости – иначе и быть не могло. Но сама мысль, что она снова остаётся одна, без Каллена, вызывала тошнотворную панику.

Что же будет с ней, когда за Эдвардом закроется дверь?

Белла с трудом сделала вдох и сжала в кулаки заледеневшие пальцы.

– Да, Белль. Мы должны были засесть в студии ещё осенью, но помешал наш тур. А с первого июля стартуют гастроли у «The Rasmus». Если мы не запишем «Горько-сладкую»⁵ сейчас, то не запишем уже никогда.

– Ты же помнишь, что через неделю твой день рождения? – Это был единственный здравый аргумент, который могла привести Белла.

Что ещё ей оставалось делать? Не умолять же Эдварда не уезжать. Не просить же его взять её с собой, будто она собачка, которой требуется уход, или горшок с чахлым фикусом, который засохнет без полива. Меньше всего Белла хотела показаться Эдварду навязчивой обузой и бесконечным источником проблем.

– Помню, Белль, конечно, помню. Через неделю я вернусь. Я успею. Музыка уже записана, осталось наложить на неё наш с Лаури вокал. Это не займёт много времени.

– Наша первая разлука, – голос Белла дрогнул, и на глазах выступили предательские слёзы.

– Ах, так вот в чём дело, – Каллен улыбнулся, но быстро стёр с лица улыбку. Подошёл к Белле и, обняв её за плечи, притянул к себе. – Ну и что это, а? Ну что ты, моя горько-сладкая девочка? «Я сдаюсь призраку любви, и на преданность падает тень. Развей эти горько-сладкие чары надо мной, потерянным в объятиях судьбы. Горько-сладкая. Я несу этот крест, она стала моим проклятием. Развей эти горько-сладкие чары надо мной, потерянным в объятиях судьбы. Горько-сладкая», – тихо пропел он, раскачиваясь вместе с Беллой в такт мелодии, игравшей сейчас в его голове.

Бархатный, вибрирующий баритон Эдварда напомнил Белле звук виолончели. Неудивительно, что парни из «Apocalyptica» пригласили его не только как автора текста, но и как вокалиста. Она гордилась им, но всё равно не хотела отпускать. Просто знала, что не выдержит без него.

Две недели на острове вселили в Беллу уверенность, что она постепенно выходит из мучившего её болезненно-депрессивного состояния. Какие-то похожие чувства она испытывала после смерти отца, только на сей раз они были в десятки раз сильнее. Тогда Белла справилась – справится и сейчас. Просто нужно время и чуточку больше усилий.

Если бы Белла знала о ПТСР⁶, с которым невозможно справиться самостоятельно, она рассказали бы о своём состоянии Эдварду. Но Белла не знала. Нет, где-то о нём она слышала, однако в её представлении это было что-то, связанное с солдатами, вернувшимися с войны. Разве это могло иметь к ней хоть какое-то отношение? Со временем выяснилось, что да, ещё как могло. Но в тот момент Белла этого не знала.

– Всего неделя, Белль, – поглаживая её по спине, успокаивал Эдвард. – Она пролетит незаметно. Не сиди в четырёх стенах, погуляй, прокатись по Гудзону и Ист Ривер, поглазей на Статую Свободы. Только одна никуда не ходи. Возьми с собой Сета, а то что-то он совсем пропал. Или Джаспера – он будет рад. Ты ему нравишься.

– Да ладно тебе, – недоверчиво усмехнулась Белла, крепко обнимая Каллена за талию.

– Нет, я серьёзно. Джас сам мне сказал.

Они ещё немного постояли, обнявшись, посреди спальни. В конце концов Эдвард прижался к губам Беллы в долгом поцелуе, а затем отстранился и подхватил с кровати дорожную сумку.

– Ну всё, мне пора. Если не выдвинусь прямо сейчас, то опоздаю на самолёт.

Белла судорожно вздохнула и кивнула.

Каллен быстро прошёл через квартиру, она – вслед за ним.

– Будь умницей. Люблю тебя.

– А я тебя.

Эдвард ещё раз быстро поцеловал её и вышел – будто шагнул в другое измерение, недоступное Белле.
Она прижалась лбом к двери, изо всех сил вцепилась в ручку и зажмурилась, уже чувствуя, как накрывает оглушение, сердце начинает бултыхаться в груди, сбиваясь с ритма, а в ногах появляется дрожь. Чувствуя, как в горле образуется ком, и становится трудно дышать.

Паника, ужас и страх, когда не понимаешь, кто ты и что ты.

Прежде Белла держалась за Эдварда и ради Эдварда.

Сейчас держаться ей было не за что.
___________________________________

1. Пти-Сент-Винсент – небольшой островок в составе архипелага Гренадины (Малые Антильские острова), расположенный в Карибском море к юго-востоку от островов Юнион и Палм-Айленд и к северу от острова Петит Мартиника (прим. автора).


2. Le Pin – французское красное сухое вино, сорт Мерло, Каберне Фран, средняя цена за бутылку 2 753 доллара (прим автора).

3. Имеется в виду песня «You Are the One» группы HIM.


4. «Apocalyptica» - реально существующая финская группа, исполняющая метал на виолончелях. Как и Лаури Юлёнен – реально существующий финский музыкант, лидер рок-группы «The Rasmus» (прим. автора).

5. Имеется в виду сингл «Bittersweet», записанный «Apocalyptica» (музыка) в сотрудничестве с Вилле Вало (текст и вокал) и Лаури Юлёненом (вокал) (прим. автора).


6. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – тяжёлое психическое состояние, возникающее в результате единичного или повторяющихся событий, оказывающих сверхмощное негативное воздействие на психику индивида. Травматичность события тесно связана с ощущением собственной беспомощности из-за невозможности эффективно действовать в опасной ситуации. Психологические симптомы ПТСР: навязчивые мысли и воспоминания, повторное «переживание» ситуации; избегание мыслей, воспоминаний и разговоров о травме; приступы паники и тревоги; вспышки гнева и агрессии (особенно, если ситуация была напрямую связана с защитой своей жизни); бессонница и кошмарные сновидения; подавленность, холодность, бесчувственность, эмоциональная отрешенность; ангедония (неспособность ощущать радость), депрессия; суицидальные мысли и наклонности; тяга к алкоголю и наркотикам как попытка справиться с переживаниями (прим. втора).



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3179-30
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: lelik1986 (29.11.2021) | Автор: lelik1986
Просмотров: 413 | Комментарии: 20 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 20
1
19   [Материал]
  Спасибо за долгожданное и интересное продолжение! good

0
20   [Материал]
  Вам спасибо, что читаете эту историю lovi06032

1
16   [Материал]
  Спасибо за продолжение. Надеюсь Белла быстро окрепнет после случившегося

0
18   [Материал]
  Думаю, как только обратится за помощью к нужному специалисту.
Спасибо за комментарий lovi06032

1
15   [Материал]
  Благодарю за продолжение. lovi06032

0
17   [Материал]
  Вам спасибо, что читаете lovi06032

1
13   [Материал]
  Спасибо за продолжение lovi06032  lovi06032  lovi06032 !

0
14   [Материал]
  Вам спасибо, что читаете lovi06032

11   [Материал]
  Спасибо огромное

0
12   [Материал]
  Вам спасибо за внимание! lovi06032

1
7   [Материал]
  Спасибо большое за продолжение

0
9   [Материал]
  Вам спасибо, что читаете lovi06032

1
4   [Материал]
  Привет, солнышко)))) Очень рада, что эта глава вышла так быстро, я и не надеялась))))))) fund02002 lovi06015 fund02016
Интересно, что происходит с Сетом. Понятно частичное депрессивное состояние после произошедшего, но это не главное. Неужели Майкл и до него добрался? Или уже все стало слишком запущено
Спасибо за то, что написала о Виктории. Хотя ты писала, что оставим ее за кадром)) lovi06015 lovi06015 lovi06015  Мне очень понравилось))) fund02016 giri05003
В больнице Белле удалось помочь Эдварду избавиться от безумного чувства вины (может и не полностью, но с этим он справится), а вот сама о себе промолчала, а Эд не заметил. Но ее в этом сильно не виню, есть такая проблема у некоторых)) JC_flirt  А вот Эдвард молодец, учится признаваться в своих страхах good
Майкл - сученок!!!! Больше про него ничего не скажу
Депрессия страшная штука, и в большинстве случаев из нее не выберешься без помощи врачей. Она иногда влияет не только на психическое состояние, но и на физическое. А Белла этого не знает, и тешит надеждой выбраться сама, но это вряд ли получится. Ну и , конечно, употребление кокаина к хорошему не приведет.
Классный отдых на острове))) hang1  Эдвард все-таки очень милый, местами здорово повеселил)))) fund02002 fund02002 fund02002
Интересно, сколько Белла продержится без Эда не срываясь?
Кстати песня «Bittersweet» одна из моих любимых, и это притом, что после первого прослушивания она мне не понравилась))), но зацепила. Переслушала, и поняла, все-таки очень нравится)))) Мне не нравится сочетание низкого и высокого голоса Вилле и Лаури. Но это как ни странно и зацепило)))) Вот такая я))) girl_blush2  . И такое сочетание я слышала у Вилле с какой-то певицей, и не зашло просто совсем
Ну ты как всегда зря волновалась, глава классная)))) fund02016 good lovi06015 lovi06032

1
6   [Материал]
  Привет, солнышко! fund02016  lovi06015 
Цитата
Очень рада, что эта глава вышла так быстро, я и не надеялась
Ну я же как никак серьёзно настроилась до весны закончить эту историю boast  giri05003 
Цитата
Интересно, что происходит с Сетом. Понятно частичное депрессивное состояние после произошедшего, но это не главное. Неужели Майкл и до него добрался? Или уже все стало слишком запущено
В следующей главе всё с Сетом станет ясно. Депрессивное состояние Сета есть, но оно не связано с Беллой. И с Майком. Там совсем другое, и гораздо хуже, чем можно было бы подумать. Может, в какой-то степени случившееся с Беллой и Майк и имели отношение, но самое-самое косвенное.
Цитата
Спасибо за то, что написала о Виктории. Хотя ты писала, что оставим ее за кадром))      Мне очень понравилось)))
 А я и собиралась оставить её за кадром. И только твои слова подтолкнули меня к решению дать виктории сдачу JC_flirt  fund02016  Вот так вот наше общение влияет на мою писанину good  fund02016  lovi06015  Рада, что тебе понравился этот момент! Можно сказать, что и писала я его для тебя:fund02016:  lovi06015 
Цитата
В больнице Белле удалось помочь Эдварду избавиться от безумного чувства вины (может и не полностью, но с этим он справится), а вот сама о себе промолчала, а Эд не заметил
В какой-то степени состояние Эдварда в больнице подвело Беллу к решению, скрыть от него свои страхи и свою депрессию. Все свои силы, какие у неё ещё оставались, она потратила именно на то, чтобы скрыть это от Эдварда и не подкидывать дров в его костёр самобичевания. Ну и, конечно, она действительно верила, что это временное состояние, которое пройдёт, верила, что сама справится.
Цитата
Но ее в этом сильно не виню, есть такая проблема у некоторых))
  Ага, и я тоже понимаю Беллу: сама во многом такая же. Да в целом подавляющее большинство людей в депрессии не способны осознать, насколько запущенно их состояние, и к каким последствиям это может привести. Мы и на физическое здоровье очень часто забиваем, а уж на психологическое - тем более. girl_wacko 
 
Цитата
А вот Эдвард молодец, учится признаваться в своих страхах
 Да, он учится на своих ошибках. good   Главный его страх, что с Беллой может повториться, как с Таней. И речь сейчас, конечно, не о наркотиках - такое ему даже в голову пока не приходит. А вот когда придёт... этот страх может иметь разрушительные последствия.
Цитата
Майкл - сученок!!!! Больше про него ничего не скажу
И это ещё мягко сказано. 4   И он себя ещё проявит. girl_wacko 
Цитата
Кстати песня «Bittersweet» одна из моих любимых,
Я тоже её обожаю! Голос Вилле в ней просто офигенен! hang1  И да, мне очень нравится сочетание таких разных голосов Вилле и Лаури. Там и по сюжету песни ведут разговор два мужика из любовного треугольника. И через пение классно переданы их эмоции. Получается, там есть какая-то баба. Она была бывшей Вилле и любит его, а он её нет, а Лаури любит эту бабу. Во всяком случае википедия на английском это утверждает. giri05003  Ну и даже чисто по тексту ясно, что Вилле любил эту бабу, а Лаури любит её сейчас. Короче, классная песня! И музыка просто супер! hang1 
Цитата
И такое сочетание я слышала у Вилле с какой-то певицей, и не зашло просто совсем
Ты случайно имеешь в виду не Don't Fear the Reaper? Я тащусь от этой песни! hang1 У меня даже есть одна идейка насчёт этой песни в конце. Там и текст такой подходящий. JC_flirt  Хотя, может, я тащусь от этой песни как раз потому, что кое-что себе представляю JC_flirt  giri05003 
Цитата
Ну ты как всегда зря волновалась, глава классная))))
 Большое спасибо, дорогая, за добрые слова и за крутой отзыв! lovi06032   fund02016  lovi06015

1
8   [Материал]
  
Цитата
Вот так вот наше общение влияет на мою писанину       Рада, что тебе понравился этот момент! Можно сказать, что и писала я его для тебя:fund02016:  
 Ты теперь решила меня до слез довести))))) girl_blush2  cray Спасибо тебе огромное))) fund02016  lovi06015 

Цитата
Ты случайно имеешь в виду не Don't Fear the Reaper? Я тащусь от этой песни! 
Нет, была какая-то другая, эта мне нравится))

Цитата
У меня даже есть одна идейка насчёт этой песни в конце. Там и текст такой подходящий. 
Мне тоже понравился текст)) И знаешь, ты меня начала приучать читать переводы песен.  я раньше этого не делала, песню всегда воспринимала только ощущениями.

Цитата
Это не обязательно, Белль. Главное, люби меня. Потому что я… я так люблю тебя, что это слово кажется слишком тесным для моих чувств.
 В эти словах я впервые восприняла Эдварда как молодого неуверенного в себе мальчика, которому страшно ее потерять и боящегося, что его не любят также сильно girl_blush2 
fund02016  lovi06015

0
10   [Материал]
 
Цитата
Ты теперь решила меня до слез довести)))))
 И в мыслях не было giri05003  Говорю, как есть. JC_flirt  Почитала твоё мнение, твои мысли, поняла, что ты права и вот, решила, что написать это момент будет очень даже правильно. Вообще, это ведь очень в духе Эдварда. Если вспомнить вторую главу, где он рассказывает про свою бывшую домработницу, которая тоже тряхнула его грязным бельём. Мол, такое он не прощает. 
Цитата
Нет, была какая-то другая, эта мне нравится))
Хм. Я знаю только ещё одну песню, которую он поёт в дуэте с какой-то девкой. Песню не помню, помню только, что в клипе он с бородкой. Кажется, они там за каким-то столом сидят.
 
Цитата
И знаешь, ты меня начала приучать читать переводы песен.  я раньше этого не делала, песню всегда воспринимала только ощущениями.
Приятно слышать, что мой опыт оказался заразен. giri05003   Всё-таки текст в песне очень важен, как минимум она начинает восприниматься иначе, чем когда она для тебя просто какая-то тарабарщина. giri05003 
Цитата
В эти словах я впервые восприняла Эдварда как молодого неуверенного в себе мальчика, которому страшно ее потерять и боящегося, что его не любят также сильно
В нём говорит его страх. Вообще, наши страхи всегда делают нас слабее, уязвимее, где-то даже превращают нас в испуганных детей. Но что мне нравится в Эдварде, так это то, что даже вопреки страху, он всё равно берёт и делает. Ему очень страшно было решится на новые отношения, но он не метался, не раздумывал и не сомневался неделями и месяцами, а просто взял и решился, вопреки страху. good

2
3   [Материал]
  Белла справится, у нее есть ради чего жить, к кому стремиться и ради чего задушить все страхи .
Пусть сейчас суждено быть по разные страны но тем ярче будет встреча!
Спасибо за продолжение! Очень верю в Беллу! lovi06032

0
5   [Материал]
 
Цитата
Белла справится, у нее есть ради чего жить, к кому стремиться и ради чего задушить все страхи .
Всё так, но с таким состоянием ей самой не справиться - нужна помощь специалиста. А для этого ей в первую очередь нужно признать, что помощь необходима, что своими силами не обойтись. Трудно в таком признаться, даже себе самой.
Цитата
Пусть сейчас суждено быть по разные страны но тем ярче будет встреча!
Будь с Беллой всё в порядке, так оно и было бы. Хотя, если подумать, основная проблема будет даже не в Белле. 
Большое спасибо! И от меня, и от Беллы! lovi06032

2
1   [Материал]
  спасибо) 1_012

1
2   [Материал]
  Вам спасибо за внимание lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]